Как юная мать отдает своего младенца в приемную семью (9 фото + 1 видео)

Ханна Монджи забеременела в 18 лет. На тот момент она была знакома со своим бойфрендом всего два месяца, они были очень юны, а их отношения были слишком незрелыми, чтобы обзаводиться совместным ребенком. Так что отдать его на усыновление они решили сразу. А когда друг Ханны скоропостижно скончался во сне, это решение только окрепло. Но расстаться с первенцем оказалось не так просто, как девушка представляла.

Ханне Монджи было всего 18 лет, когда она забеременела от своего бойфренда, Кейдена Уайтни, с которым на тот момент встречалась чуть меньше двух месяцев. Пара не была уверена, что готова к рождению общего ребенка. А два месяца спустя Кейден неожиданно и скоропостижно умер во сне. Оставшись одна, Ханна больше не сомневалась и отдала ребенка на усыновление. Но перед тем, как навсегда отказаться от него, Ханна записала полное любви послание к сыну, в котором объяснила малышу, что любит его и отдает в другую семью лишь ради его собственного будущего.

18-летняя Ханна и ее бойфренд Кейден совсем не были уверены, что хотят заводить общих детей после столь краткого знакомства. Едва узнав о беременности девушки, они стали обсуждать возможность отдать ребенка на усыновления. После скоропостижной кончины Хейдена Ханна утвердилась в этом решении. Проведя первые 48 часов с сыном, которого она назвала Таггартом, Ханна отдала его приемным родителям — Брэду и Эмили Марш.

На девятиминутной записи видно, что Ханна плачет. «Если бы я не любила тебя, этого не случилось бы, и ты не обрел бы замечательную семью, — говорит она сквозь слезы. — Я буду целовать тебя, сколько смогу, прежде, чем отдать Брэду и Эмили.

Я люблю тебя, Таггарт Кейден Марш. Мой мальчик. Мой сынок. Я так люблю тебя! Люби свою маму Ханну».

Усыновление Таггарта было открытым, то есть, у Ханны была возможность поучаствовать в процессе выбора новых родителей для сына. Они даже заключили контракт, очерчивающий рамки участия биологической матери в жизни ребенка. Теперь Ханна регулярно исполняет обязанности няни Таггарта и регулярно общается с малышом, которому скоро исполнится 2 года. «Я всю жизнь мечтаю быть мамой, — говорит Ханна. — Я всегда этого хотела. Но момент был чрезвычайно неудачный».

«Мы с Кейденом были знакомы только два месяца и не могли пожениться, это было слишком рано для наших отношений — даже во имя ребенка. Мы думали, что делать, и, в конце концов, Кейден сказал, что мы должны сделать так, как будет лучше для ребенка. А в нашем случае это — усыновление. Когда мы оба пришли к этому решению, мы испытали большой облегчение. А вскоре мать Кейдена позвонила моей маме и сказала, что он умер во сне. Я была полностью разбита».

«После смерти Кейдена я много недель не вставала с постели и не открывала шторы. Родители волновались за меня, и хотя сначала они говорили, что поддержат меня в любом случае, в конце концов, и они стали склоняться к мысли отдать ребенка на усыновление. «Отец сказал то, что мы с Кейденом уже обсуждали, — что мой сын достоин того, чтобы просыпаться в своей колыбельке и радоваться любви и отца, и матери. Я долго мучилась, но однажды, проснувшись, я вдруг ощутила мир в душе. Я поняла, что сделаю это, потому что так будет лучше для ребенка».

Ханна познакомилась с Эмили и Брэдом еще во время беременности, они ей понравились. В марте 2016 года, за две недели до предполагаемой даты родов, у Ханны начались схватки, и вскоре в госпитале Юта Вэлли в Прово она родила мальчика, получившего имя Таггарт Кейден. По словам Ханны, ей страшно не хватало Кейдена в те 48 часов, что она провела с сыном. «48 часов он был только моим, — рассказывает Ханна. — Это было волшебно, но я знала, что часы тикают, и что скоро я его отдам».

«Я все время думала, как я сделаю, но ни на секунду не усомнилась, что это необходимо, — говорит Ханна. — Это было трудно еще и из-за Кейдена — ведь сын был последним, что у меня от него осталось. Я хотела, чтобы Таггарт, когда станет старше, знал, что я чувствовала в этот момент, и почему я решила отдать его приемным родителям. Многие мамы пишут детям письма, но я сняла видео. Я много месяцев никому его не показывала. После того, как Таггарта забрали в семью, я несколько месяцев даже не плакала. А когда Таггарту было месяца четыре, я показала видео подруги — и разрыдалась прямо перед ней. Потом я показала запись Эмили — для нас с ней это стал особый момент в отношениях».

Сейчас Таггарту 22 месяца, и Ханна, благодаря открытому усыновлению, играет важную роль в его жизни. Она регулярно проводит время с Таггартом и двумя его братьями — трехлетним Картером и месячным Лукасом, в доме Маршей.

Эмили, мать троих детей, говорит, что чувствует огромную благодарность к Ханне, как и к матерям остальных своих двух сыновей, потому что они сделали их семье бесценный подарок. По ее словам, ей и ее 29-летнему мужу Брэду было важно, чтобы биологические матери оставались в жизни детей.

Говоря о видеозаписи, сделанной Ханной после рождения Таггарта, Эмили сказала: «Это было очень трогательна. Тогда я не знала, что она сняла это. Мать нашего старшего сына написала ему длинное письмо, чтобы он прочитал его в будущем, а Ханна поступила по-своему. Мы были рады, что Таггарт сможет посмотреть эту запись, — мы-то знаем, как Ханна любит его! Мы считаем, что она сделала нам величайший подарок».

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close